ПОСЛЕДНИЙ МАТЧ 25.05.2022 22:00:00
«Рома»
«Фейеноорд»
1 : 0
Кассано: Говорю Все: Все о Тотти
22.11.2010


Я уже точно не помню, какую мелодию загрузил в телефон, когда он зазвонил в тот весенний день 2001 года. Зато я прекрасно помню глубокий голос на том конце провода, голос человека, который в скором времени должен был стать моим тренером. «Антонио», - обратился он ко мне и начал говорить. Фабио Капелло не сказал ничего необычного, классические слова любого тренера, но в уверенности, звучавшей в его голосе, чувствовалась харизма великого человека.

    То было началом долгой истории, в которой смешались любовь и ненависть. Тут было всего понемногу. Влечение и отторжение. Моменты полного взаимопонимания и проклятья, выкрикиваемые в полный голос. Приступы гнева и объятья в духе отца и сына.

    Но тот приветственный звонок был мне приятен. Он стал официальным стартовым свистком наших отношений. Я только что подписал контракт с Ромой, и тот, кто должен был стать моим новым тренером, сказал мне «добро пожаловать». Мой старый тренер, Фашетти, в начале чемпионата, зная, что меня отпустят, поговорил со мной по душам. Как заботливый и благорозумный отец, как порядочный человек, который иногда, дабы помочь сыну, способен поступиться собственными интересами. Он сказал: «Не переживай, всякое может случиться. Я не хочу, чтобы тебе было плохо. Твоя настоящая карьера начнется через несколько месяцев».

    Деликатный и искренний способ дать мне понять, что в течение первого сезона я буду мало играть. Меня это, конечно, не устраивало. Я хотел выходить на поле всегда. Но ему я доверялся слепо. Даже если меня это не радовало, я понимал его точку зрения и ценил ее. В любом случае, лучшее было впереди. Главным – и в моих интересах, и в интересах клуба – было избежать травм.

    Одним словом, вскоре мне предстояло переехать. Да, но куда? Для такого, как я, которому трудно было покинуть Бари, даже чтобы добраться до Мартина Франка, это было настоящей революцией.

    Первое предложение поступило от Юве. Лучано Моджи достиг предварительной договоренности с клубом. Об этом проинформировали моего друга и агента Беппе Боццо, и тот спросил меня, что я об этом думаю. Я попросил дать мне время. Он увидел, что я не схожу с ума от радости. По меньшей мере, по двум причинам.

    Первая – климатическая. У мамы была идея фикс. Точно не знаю кто, но ей сказали, что в Турине развешенное для просушки белье зимой превращается в лед. Как бы там ни было, этот «метеоролог» из Бари Веккиа был очень убедителен, и она очень переживала. Даже, возможно, чересчур. Она воображала себе длинные сезоны дождей и плохой погоды.

    Второй причиной были километры, отделяющие Турин от Бари. Слишком далеко. «Но Юве есть Юве», - говорили мне некоторые друзья. Как будто я сам не понимал, что меня, лучшего бомбардира площади Феррарезе всех времен, хочет заполучить самая титулованная команда Италии.

    Встреча с Лучано Моджи была назначена на следующий день. Но мы нашли другое решение. Мы с Беппе всегда понимали друг друга с полуслова, и он знал, чего я хочу. Рому. Из-за города, где белье никогда не обледенеет, и из-за Франческо Тотти. На мой взгляд, самого сильного игрока в Италии на тот момент.

    Он стал моим кумиром за несколько лет до этого, когда я слушал по радио репортаж с дерби Рома-Лацио. Он заработал пенальти. Потом я увидел обзор. Мне хватило нескольких секунд, чтобы понять, что это феномен. Он сразу стал моим любимым игроком. Я видел в нем себя, я хотел с ним играть, он нравился мне больше всех остальных. Юве тоже была великолепной командой, командой чемпионов – ради бога! – начиная с Дель Пьеро и далее по списку. Но у меня в голове были другие мысли.

    Юве хотела заключить сделку. С Бари велись переговоры о цене. Беппе Боццо уже успел пообщаться и с ними, и с Ромой. Он описал мне различные возможности, но он прекрасно знал, чего я хочу, и, естественно, уважал мой выбор. В общем, я отказал Юве.

    У меня не было сомнений. Солнце, море рядом с домом, всего четыреста километров до Бари, капитан рядом со мной, не говоря уже о том, что мы спасали белье мамы Джованны. Короче, я так решил, а Беппе меня поддержал. Мы бортанули Моджи и за день до встречи с ним встретились с Ромой. Мы легко пришли к соглашению. Я вернулся домой к маме и заорал: «Успокойся, мы едем в Рим. Там ты сможешь стирать, сколько захочешь». Франческо Тотти никогда бы не пришел к нам развешивать белье, но взамен он будет играть со мной. Этого было достаточно, чтобы я воодушевился.

    Я познакомился с Франческо незадолго до этого. Мы впервые играли друг против друга в матче Рома-Бари в январе 2001. В тот день Мистер Фашетти выпустил меня в старотовом составе, потому что знал, как я этого хотел. Однако тогда он не мог себе представить, что это так же был своего рода способ представить меня моим будущим болельщикам. Я провел отличный матч. Олимпико меня поразил.

    За год до этого, когда мы проиграли 3-1 с хэт-триком Монтеллы, Тотти не играл. Но после матча я подошел к нему, чтобы попросить майку, с уважением и волнением восемнадцатилетнего мальчишки, у которого появилась возможность поговорить с великим игроком, с его кумиром. Он подарил мне свою майку и улыбнулся. Я до сих пор это помню, как будто это было вчера.

    Через несколько месяцев мы станем неразлучны. А конец того чемпионата был невероятным. Борьба до последнего момента, Рома рискует лишиться преимущества, которым обладала с самого начала сезона. Игра против Пармы 17 июня стоит скудетто. Я сижу со своими друзьями перед телевизором в Бари, болею со свою Рому, волнуюсь до финального свистка, несмотря на 3-0, особенно когда болельщики заполоняют поле, рискуя все испортить. Я боялся, что Браски, арбитр, остановит игру. Потом я наслаждаюсь празднованием, все так же перед телевизором, предвкушая то, что вскоре должно было произойти.

    Я уже представлял себя в той раздевалке. Всего десятью днями позже я прибыл в расположение Чемпионов Италии на медицинское обследование.

    В день моего отъезда мне назначили встречу на Вилле Паселли, в доме президента Сенси, на 9 часов утра. Мне не хотелось уезжать из Бара накануне вечером. У меня был стресс, все мои друзья плакали. Поэтому я решил выехать с утра, но немного припозднился. Раньше 7 в машину сесть не получилось. Приезжаю в 11. Первая встреча, первое опоздание, на целых два часа, и первый косяк перед президентом. Который, впрочем, меня обнимает.

    Сколько раз он еще так поступит, улыбаясь моим выходкам. Он заметил меня еще в Бари, он прощал мне все, он любил меня всей душой. Если бы он не заболел, если бы у меня была возможность остаться с ним, я бы никогда не ушел из Ромы. Я всегда был в числе его любимчиков. Нам хватало одной улыбки, протянутой руки, чтобы найти компромисс, решить любую проблему. Но когда появилась эта, чье имя я даже называть не хочу, все изменилось к худшему.

    Если президент сразу стал мне отцом, то старшим братом был, разумеется, Франческо.

    Тотти сыграл решающую роль в том, что я так легко вписался в Рому. За это я всегда буду ему благодарен. Он взял меня под свое крыло, помог этому талантливому рябому мальчишке, славному, но неопытному, понять, какой чудесной и сложной была Рома.

    В течение двух месяцев подготовки я практически жил в его доме. Он засыпал меня советами, растолковывал, что можно делать и чего нельзя. Например, в начале сезона я часто бесился из-за того, что не играл. А он всегда был рядом, пытался меня вразумить.

    Франческо познакомил меня с Римом, самым красивым городом мира. Спустя два месяца, благодаря ему, я уже хорошо ориентировался. Кроме того, в тот период он еще не был помолвлен с Илари, был холостяком. Мы вместе тусовались и хулиганили, получая от этого огромное удовольствие. Однажды ночью мы попали на вечеринку, которую устраивали на роскошной вилле на улице Номентана. Там было полно богачей и девушек с телевидения. Оттуда, в девять часов утра, нам пришлось впопыхах ехать прямо в Тригорию на тренировку.

    Именно в такие ночи я понимал, что все изменилось. Я был богат, знаменит и даже красив. Но, ясное дело, не так, как он. Франческо брал меня на буксир, если хотел. Потому что был красив на самом деле, он уже был легендой Рима. Кроме того, ему было двадцать пять, он знал, как себя подать. Я же был мальчишкой и, главным образом, старался не поставить себя в идиотское положение. Как правило, у меня это получалось.

    Кое-кто, когда наша дружба кончилась, утверждал, что я с самого начала ему навязывался. Это не так. В течение трех лет Франческо не давал мне этого понять. Я сукин сын, вырос на улице, говорю на одном с ним языке. Если бы я действовал ему на нервы, я бы сразу это заметил и отошел в сторону, без проблем. Но все было иначе. Правда в том, что мы были выдающейся парочкой. Даже когда спустя пару месяцев я нашел себе дом и перестал у него ночевать, мы продолжали видеться каждый день.

    Все вечера у нас были заняты. Везде. В Риме, в Неаполе, в Милане. Если была вечеринка, мы развлекались. До Милана три с половиной часа езды. Конечно, надо жать на педаль газа и иметь мощную машину. Ни то, ни другое никогда не было для нас проблемой. Если мы играли в Валенсии или Мадриде, то часто задерживались там на лишний день. Всегда вместе. Мы не разлучались.

    Я никогда не забуду те прекрасные месяцы: чувство сообщничества и магию того периода, шутки, приколы, женщин. Два холостых друга с простой философией – берем все и сразу, мы победители. По прошествии времени у него появилась невеста, чему его воспитанник был свидетелем. Но те месяцы, когда мы вместе куролесили, были просто сумасшедшими. Ни одна пара друзей в мире не творила такого.

    Франческо также помогал мне на поле и с журналистами. Объяснял, как себя вести. На моей первой римской пресс-конференции их было пятьдесят человек, а не четверо, все время одни и те же, как в Бари.

    В общем, другой мир. Град вопросов, жуткое замешательство. Я ничего в этом не понимал. А потом – радио, ответственность, любовь всего города.

    Я купил дом в ста метрах от Франческо, наши мамы частенько друг друга навещали. Как минимум два года мы были неразлучны. Энцо и Фиорелла Тотти, его папа и мама, относились ко мне как к сыну. Еще я подружился с Эмерсоном и Монтеллой, но Франческо был мне ближе всех. Потом, постепенно, я начал жить своим умом, и мы в итоге отдалились друг от друга. Сейчас, по прошествии лет, мы уже не друзья. Наша первая настоящая ссора произошла из-за пустяка в декабре 2002.

    Мария Де Филиппи пригласила нас на съемки в программе C’e posta per te (Тебе письмо). Месяцем ранее – удивительно – у меня конфисковали машину, в районе Eur, потому что, как выяснилось, я не имел права водить Mercedes ML 5500. Все дело было в ее мощности. Нужно было достичь двадцати одного года, а мне было всего двадцать. Мне это казалось незначительной деталью. Однако машину у меня отобрали. В связи с этим команде Canale 5 пришел в голову сюжет. Франческо переодет в pizzardone, как говорят в Риме, то есть дорожным полицейским, а я, шутки ради – специально уточняю – должен торжественно ему поклясться, что больше не буду кретином, буду следовать дорожным правилам и почитать капитана. Бред собачий. Идиотская клятва. Просите меня о чем угодно, но приносить клятву на правилах дорожного движения я не могу.

    А после передачи мы поругались из-за денег. Я попал на нее благодаря его славе. Мне обещали определенную сумму, типа десятки, из которой в итоге две получил я, а восемь – он, что вполне нормально, это закон рынка, но надо было заранее предупредить, а не давать обещаний, которых не можешь сдержать. Я до сих пор, по прошествии лет, не знаю, как это смотрелось со стороны. Сюжет был забавным, хотя я сразу почувствовал себя болваном. Я бы за своим капитаном даже бесплатно пошел, но мне не понравилось то, что надо мной посмеялись. Но все это пустяки. Мы помирились.

    Настоящий разрыв произошел позже, в 2004, после моего участия в чемпионате Европы в Португалии, когда у меня начались серьезные проблемы в Ромой. Нелегкое было время. Я прочел кое-какие высказывания Тотти и Монтеллы против меня и в пользу клуба, которые мне совсем не понравились.

    Я попросил обоих, так как они были моими друзьями, поддержать меня. Соблюдайте нейтралитет, говорю, ни за меня, но и не против. Винченцо понял, Франческо – нет. Когда это повторилось, я разозлился. Я понял, что наши отношения уже никогда не будут прежними.

    С одной стороны, это логично: понятно, что двум примадоннам, трудно устоять на вершине одной пирамиды, это не могло длиться вечно. Однако, должен признаться, тогда мне казалось, что меня предали, потому что в трудный для меня момент он не сделал ничего, чтобы меня защитить. Более того, он приложил руку к тому, чтобы сбросить меня с небес на землю. Если бы он захотел, то мог бы меня спасти, так как его мнение имеет огромный вес в Риме и в Роме.

    Он обладает абсолютной властью, будучи выдающимся игроком и символом города. Если бы он был мне тем же другом, что вначале, он бы мне помог. Но он этого не сделал, и меня это задело. Вот и все. Возможно, тут сыграл свою роль и тот факт, что в 2004 я сам сильно повзрослел. Я отлично провел национальный чемпионат и чемпионат Европы. Наверное, моя зрелость начала его беспокоить. Если нет, то я не знаю, как объяснить те его высказывания, которые положили конец нашей дружбе.

    Как бы там ни было, Эудженио Фашетти постоянно мне напоминает, что нужно быть сдержанней, все взвешивать, прежде чем вынести окончательное решение. Поэтому должен сказать: когда я думаю о Франческо, мне в первую очередь вспоминается все хорошее, те счастливые моменты, которые я с ним провел, а отнюдь не проблемы.



(Продолжение здесь Кассано о Тотти, часть вторая...)


 
Автор: Jackie
mesex
Цитата
Romanista : Дарья, спасибо за перевод! Ждем продолжения!


Я на гесте уже говорила, что книжку в Красноярске забыла. Если мне ее пришлют, продолжу. Но пока ничего обещать не могу - человек там ненадежный smile:(
Игорь Антонюк
Нет, ну, понятно, Кеша взлетел тогда. Сейчас попустило и можно кое в чем признаться. Честно, жаль, что в Роме не прижился - классный футболист...
Romanista
Дарья, спасибо за перевод! Ждем продолжения!
Нат
Не нужно было Кассано зарекаться,а Тотти понять можно-Рим и Рома его дом,а кто-то приходит и хочет это отнять!Может Тотти это понимал-а может это просто догадки!А на счет характера,вы все знаете как я люблю и уважаю Тотти,но могу сказать что и у Тотти характер не сахар!Просто они не ужились!

А на счет ранее сказанного мол Де Росси и Тотти мол чувствуют себя нормально,Может всё потому что Де Росси молчит и не обладает такими амбициями как Кассано!Все же яркость дает о себе знать!Антонию талант,большой талант!Теперь он вырос-но характер не изменить!Жаль его больше в Роме не будет,очень жаль!
Panteri
Govoryu vse o Totti, o sebe - tolko horoshee... kogda on bil nuzhen Rome chto on tvoril? zhdat' posle ego vihodok podderzhki cheloveka dlya kotorogo Roma - vsye eto kak-to ochen' po-detsky. hotya kak footballist on mog bi stolko sdelat horoshego v Rome.. predpochel peresratsya so vsemi.
TheRome
я бы поверил в такие действия со стороны Тотти, если бы они не дружили близко, как говорит Кассано. Две примы - сильно, но не когда они друзья. НАпример, Тотти и Де Росси неплохо уживаются. Главная причина, как мне кажется, характер Кассано. В Сампдории сейчас именно из-за его характера скандал. А тут на мой взгляд, у парня в 20 лет возросли амбиции, что он лучше и прочее. С этого все и началось
Varouzhan Hovsepyan
А не преувеличивает ли этот упрямый талант? smile:) Про "предательство" Тотти, думаю ,да, Ческо не тот человек, чтоб после такой дружбы, какую описывает Кассано, начать с ним обращаться плохо. Думаю, Кассано говорит только то, что касается Тотти, а о своих возможных плохих поступках, из-за которых Капитано мог поменять своё отношение к нему в худшую сторону, он молчит...



Mesex, огромнейшее спасибо, жду продолжения!Очень интересно узнать, что сказал барезец далее.
 
 
Кадр дня Все фото

Загрузка...
Рейтинг@Mail.ru
Регистрация нового пользователя
Ваше имя:

(будет видно другим пользователям при размещении комментария)
E-mail:
Цифры:

Регистрация позволит Вам оставлять комментарии к статьям и новостям.

Пароль будет выслан Вам по указанный e-mail.

Авторизация пользователя
E-mail:

Пароль:
Еще не зарегистрированы? Вам сюда